Pharmax Фармация Фармацевтический сайт
Правила ЧаВо Пользователи

 
Международный символ Фармации

Здравствуйте, гость [ Вход | Регистрация ]

Добавить запись Редактировать запись
> Университетская наука и бизнес: модели оптимального взаимодействия
Настройки V
Sergo
post 26.2.2011, 20:13



Сообщений: 36
Регистрация: 17.1.2010
Пол: Мужской  (offline)
Из: РФ





Без создания отечественной Большой фармы в России не будет по-настоящему инновационной фарминдустрии, отмечает декан биологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, докт. биол. наук, акад. РАН Михаил КИРПИЧНИКОВ, говоря о факторах, сдерживающих прикладное использование передовых научных идей. Сотрудничая с инновационными компаниями в области разработки и производства оригинальных препаратов, биофак пытается внести свою лепту в решение этой проблемы.

— Над какими инновационными проектами в области фармацевтики и медицинских технологий работают ученые факультета?

— Первая группа наших проектов направлена на получение антител, необходимых для лечения онкологических, аутоиммунных заболеваний. Речь идет о создании отечественных оригинальных препаратов. Думаю, они окажутся на рынке менее чем через 10 лет.

Еще одно направление — разработка лекарств, которые воздействуют на организм через кожу. Это так называемые трансдермальные терапевтические средства. Как правило, это пластыри различного действия — от противовоспалительных, обезболивающих до содержащих такие препараты, как инсулин. При кажущейся простоте изготовление подобных средств — серьезная наука. При создании такого пластыря используются, например, сложные мембранные технологии. Да и действующее вещество создается в форме микро- или наночастиц.

Стратегические задачи должен решать крупный бизнес — хребет любой промышленности. А вот щупальца этой промышленности, динамичные и быстро продвигающиеся вперед, — это малый и средний бизнес.

Очень перспективны работы по регенеративной медицине. Среди направлений научного поиска — разработка биологически совместимых материалов для изготовления имплантов и каркасов для выращивания клеточных культур, что позволит в будущем запускать регенерацию тканей и целых органов. Здесь очень важно наше сотрудничество с Институтом трансплантологии и искусственных органов им. В.И. Шумакова, Всероссийским институтом генетики и селекции промышленных микроорганизмов, Институтом биологии развития РАН. Наиболее продвинутые разработки связаны с получением живого эквивалента кожи и роговицы глаза на базе клеточных технологий. Мы проводим эти работы совместно с компанией «Биннофарм». Думаю, что это коммерчески оправданный и значимый проект. Ведутся работы и по выращиванию клеток печени, поджелудочной железы.

Наш факультет принимает также живейшее участие в исследованиях, нацеленных на то, чтобы попытаться «научить» человека управлять компьютером с помощью мысли. Будучи научной фантастикой в недалеком прошлом, сегодня эта технология близка к тому, чтобы стать реальностью. В трех словах данное научное направление можно определить как «интерфейс-мозг-компьютер»: человек сможет подавать сигналы непосредственно компьютеру без участия мышечной системы. Внедрение этой технологии поможет тем, кто из-за травм или заболеваний потерял возможность общения с внешним миром. Но эта важнейшая социальная область применения новых технологий — малая часть их научного и промышленного потенциала.

— Как эти проекты интегрированы с другими научными структурами, фармкомпаниями?

— Один из наших ближайших партнеров — факультет фундаментальной медицины МГУ. Мы также пытаемся наладить сотрудничество с рядом фармкомпаний. Ведем переговоры с «Фармстандартом», «Биопроцессом», «Биокадом». Но возникают определенные сложности. Одно из главных препятствий: в России до сих пор нет своей Большой фармы. Оговорюсь, что определенный прогресс здесь наблюдается. Например, среди упомянутых выше компаний есть те, кто имеет шанс стать «становым хребтом» новой российской фарминдустрии. В целом есть развитая наука и интересные инновационные компании, но нет того самого «станового хребта», который должны составить крупные компании. Создать условия для их появления должно государство. Я не сторонник бездумного копирования западного опыта, но инновационная политика строится в Европе, на мой взгляд, более оптимально. Существуют так называемые технологические платформы — по существу, это площадки, где происходит обмен мнениями между представителями бизнеса, государственных органов и науки. Очень важно создать ряд таких платформ и в России. Они стали бы хорошим фундаментом для успешного развития в т.ч. фарминдустрии. Поймите, речь идет не о деньгах, а о некоем постоянно действующем форуме, если хотите, «тусовочном мероприятии», причем не разовом, а пролонгированном, с регулярными совещаниями и конференциями. Участники подобных технологических платформ могут формировать некую общую позицию представителей науки и бизнеса, которая будет учитываться государством при формировании научных приоритетов и программ развития.

— Вы отметили, что «пытаетесь наладить сотрудничество» с фармкомпаниями. Неужели игроки фармрынка не дают адекватного ответа?

— Ответ от компаний бывает разным. Я не случайно говорил о Большой фарме. По ряду причин к реальному стратегическому сотрудничеству с фундаментальной наукой готовы лишь участники Большой фармы. Они могут позволить себе думать не только о сегодняшнем дне, но и чуть вперед. Наши же компании, как правило, — представители среднего или мелкого бизнеса. Работа с ними — как в том печальном анекдоте: «Вечером картошку сажаем, утром выкапываем. Почему? Кушать хочется!» Я ни в коем случае не хочу сказать, что малый и средний бизнес плохи, просто у них другая миссия. Стратегические задачи должен решать крупный бизнес — хребет любой промышленности. А вот щупальца этой промышленности, динамичные и быстро продвигающиеся вперед, — это малый и средний бизнес. Последние 20 лет мы вместе с новой страной строим новую фармпромышленность, и все неудачи связаны именно с отсутствием крупной фарминдустрии. Она основной акцептор-заказчик, тот самый субъект, который общается непосредственно с рынком, наукой и государством. Задача государства — создать условия для появления Большой фармы. Думаю, власти понимают это. Поводы для умеренного оптимизма есть. Среди них план создания отечественной Силиконовой долины в Сколково, один из секторов выделен под проекты для медицинской и биотехнологической промышленности.

— Какой, на ваш взгляд, должна быть эффективная модель взаимодействия вузовской науки с производителями препаратов?

— Как для любых инноваций, цепочка взаимодействий в процессе создания лекарства на всех этапах — от фундаментальной науки до выпуска препарата на рынке — у нас не отстроена. Впрочем, не только у нас, но и в большинстве стран. На этом пути всегда возникает много барьеров, есть даже термин «долина смерти»: когда государство считает, что в новую разработку уже должен вкладываться бизнес, а бизнес — что риски еще очень высоки.

В России за последние 20 лет было сделано немало для развития государственных форм поддержки науки и малого предпринимательства. К примеру, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд И.М. Бортника), который многое сделал для привлечения молодежи в науку. Программы фонда для молодых ученых «Умник», «Старт» нацелены на то, чтобы поддерживать тех, кто приходит в инноватику с институтской скамьи. По моим наблюдениям, нынешние студенты гораздо лучше подготовлены ментально к тому, чтобы доводить фундаментальные разработки до конкретных результатов. На базе МГУ работает старейший в России научный технопарк. Три года назад мы выиграли в Министерстве экономического развития конкурс на создание бизнес-инкубатора, и многие наши инновационные проекты уже привязаны к нему, что помогает формировать дееспособные команды, которые через нескольких лет перекочуют в научный парк и получат шанс быть востребованными крупным бизнесом. Мне симпатичен принцип работы бизнес-инкубатора как элемента инфраструктуры вуза, который развивается на средства государства и компаний, заинтересованных в развитии прикладного направления науки. Являясь собственностью университета, бизнес-инкубатор находится под управлением менеджеров, которые умеют правильно распоряжаться средствами, участвововать в отборе потенциально перспективных для бизнеса идей фундаментальной науки.

— Молодые ученые продолжают уезжать из России. Насколько затронул этот процесс выпускников вашего факультета?

— Для начала приведу некоторые цифры: с начала 90-х гг. из России в другие страны уезжало в среднем около двух тысяч научных работников в год. Были среди них и выпускники биологического факультета МГУ. Но гораздо больше научных сотрудников уходило в другие области деятельности, вовсе бросая науку. Те две тысячи, что уезжали, просто хотели заниматься наукой, достигать каких-то результатов. При этом уезжали в основном люди активные, лидеры. На самом деле почти каждый человек из этих двух тысяч — это потерянное научное направление. В последние годы этот поток несколько снизился, более того, образовался и встречный — люди начали возвращаться. Движение двустороннее, но не равнозначное, образно говоря: туда — хай-вей на шесть полос, обратно — ухабистая проселочная дорога. Вообще, в отъездах нет ничего плохого. Во всем мире едут туда, где лучше понимают значение ученых для развития страны. Из Европы едут в США, Японию, где правительства создают лучшие условия для работы. Тревожит то, что в последние годы поток уезжающих за границу на ПМЖ стремительно молодеет. Это сказывается на наших элитных вузах, таких как МГУ, Физтех и т.д. Многие талантливые ребята уезжают еще будучи студентами, заканчивают образование за рубежом и остаются там навсегда.

— Что надо сделать на уровне государства, бизнес-сообщества, чтобы приостановить отток мозгов из России?

— Прежде всего следует продумать систему мотивации человека, который занимается наукой. Одним повышением зарплаты вопрос не решить. Кроме зарплаты, квартиры, инфраструктуры, необходимы и конкурентоспособные условия для работы — техническое оснащение не хуже, чем за границей. А это дороже и важнее, чем зарплата. Что такое зарплата в 30 тыс. руб., когда нет современного оборудования? Еще один важный момент: молодой специалист приходит в лабораторию и видит своего руководителя в рваных ботинках, которого не затронула «государственная забота». Он думает, что будет с ним через 20—30 лет? Неужели и его удел — рваные ботинки? Уверенность молодого ученого в завтрашнем дне появится, если наша забота о науке, а значит, о завтрашнем дне в целом станет системной.

— Как интегрированы студенты и аспиранты в научную жизнь факультета?

— Без научной работы в принципе не может быть университетского образования. Наши ребята традиционно вовлечены в исследования на кафедрах и научных центрах Российской академии наук в тандеме с крупными учеными, в т.ч. академиками РАН. Именно на привлечение студентов и аспирантов к науке нацелена Программа развития МГУ им. М.В. Ломоносова, недавно утвержденная правительством. Кроме того, появились новые формы погружения студентов в науку и инновационные разработки: наши ребята работают в технопарке МГУ, активно функционирует Совет молодых ученых, проводятся конкурсы для молодых ученых. Замечу, что нет деления на науку молодежную и зрелую, наука одна. Но есть молодые ученые и ученые с опытом и именем. Понятно, что если этого не учитывать, в пользу конкурсной работы зрелого ученого будет говорить его имя, научная биография. У молодых такой истории нет, поэтому им нужно давать преференции и тем самым поддерживать.


http://www.pharmpersonal.ru/articles/unive...a26283.html#vac



Распечатать  Скачать версию в формате MS Word  Скачать версию в формате TXT
Рейтинг: 3 (3 из 1 голосов)
Добавить оценку: Ваша оценка 3
Создано: 26.2.2011, 20:13 Sergo
Изменено: 26.2.2011, 20:14 Sergo
Go to the top of the page
 
Нет комментариев

Добавить запись Редактировать запись

Перейти

-------
-------
-------
-------
-------




Active Users
645 посетителей за последние 15 минут: из них 645 гостей, 0 пользователей, 0 скрытых пользователей
Yandex Bot, Google.com
Board Stats
На форуме сообщений: 11638; В каталоге записей: 649; На сайте знаний: 6416; В фармсправочнике записей: 1611; В Латыни терминов: 4796; На сайте статей: 535;
Зарегистрировано пользователей: 6538, Модераторов: 0, Администраторов: 4
Рекорд посещаемости сайта — 5041, зафиксирован — 21.5.2018, 5:41


Русская версия
IP.Board  © 2018 IPS, Inc.